Тел.: 8 (909) 296·90·07

НОВОСТИ / News-break с Натальей Кудрявцевой

Демография города Нью-Йорка: экономика, политика, законы – что изменилось?

1

Примечание к фото: Стейнуэй стрит (улица Стейнуэй), в Квинсе (район г.Нью-Йорка), благодаря наличию баров, где можно насладиться кальянами, а также своим восточным магазинам получила прозвище Маленького Египта. Фотограф: Гас Пауэлл для журнала Ль Монд (Le Monde).

 

Весной, тротуары улицы Стейнуэй наполняются террасами, из которых постоянно исходят горячие следы табака, беспрепятственно захватывая собой всю улицу вплоть до наступления холодов. «Первый кальян-бар в Америке» был установлен на этой улице в Квинсе в 1996 году. По словам его владельца, примерно двадцать конкурентов впоследствии открыли свои заведения поблизости, послуживших тому, что этот восточный анклав стали неофициально называть "Маленький Египет". Здесь размещаются, в перемешку, ливанскоя кондитерская, халяльная мясная лавка, мечеть, педиатрической клиника «Фатима», а также индийские ювелиры, реликвии от итальянского прошлого квартала и кафе «Expresso» («владелец кафе- сицилиец, но наши клиенты принадлежат к различным слоям общества", говорит официантка-румынка). "Это новое лицо Нью-Йорка", констатирует Джозеф Сальво, который в выходные дни прогуливается по данной улице.
Профессия демографа, которая будет отмечать свой тридцатилетний юбилей в этом 2013году во главе Отдела по вопросам народонаселения мэрии - это своего рода Национальный институт статистики и экономических исследований - знающий Нью-Йорк лучше всех остальных: он (демограф) может цитировать по памяти количество иммигрантов из Гаити проживает в городе (3%), или каково количество детей, рожденных от матерей-иностранок (53%). Неутомимый исследователь в состоянии описать, посчитать Маленькую Африку в Бронксе или число представительниц "дома сари" (одежда индийских женщин), проживающих на пересечении Рузвельт-авеню и 76-й улицы в Квинсе. "Мы должны знать и понимать события, отмечает он, чтобы понять статистику». За тридцать лет своей работы, Джозеф Сальво узнал четырех мэров и многих переписчиков населения. Во времена своего детства он принимал Нью-Йорк свою как одноклассовый, однородный по населению город, который в настоящее время вырос и превратился в "глобальный и многонациональный мегаполис".
Во время вступления Сальво в должность, Нью-Йорк, как самый густонаселенный американский город, объединял в себе в основном три общины: преимущественно «белых» европейского происхождения, появившиеся частично благодаря большой волне миграции в лице евреев, итальянцев и ирландцев, высадившихся на острове Эллис в начале прошлого века, и два однородных меньшинства - афроамериканцев и пуэрториканцев. "Иммиграционные потоки существенно снизились с 1920 года из-за жестких ограничений, введенных законом Джонсона-Рида», отмечает демограф. Только когда в 1965 году Конгресс отменил квоты, судьба Нью-Йорке покачнулась". Эта историческая поправка, которая по сути поощряла воссоединение семьи, открыла эпоху массовой иммиграции из Азии и Латинской Америки.
2

Примечание к фото: За сорок лет доля неиспаноязычных белых в Нью-Йорке выросла с 63% до 33%. Фотограф: Гас Пауэлл для журнала «Ль Монд» (Le Monde).

Сегодня наиболее крупные группы населения в Нью-Йорке - впервые приезжающие в страну граждане из Доминиканской Республики, Китая, Мексики, Ямайки и Гайаны. Жозеф Сальво убежден, что эта вторая миграционная волна "спасла" его город. По его мнению, следует помнить о тяжелых временах налогового кризиса 1970 года, когда президент Джеральд Форд, принявший на себя управление городом, когда он настойчиво попросил федеральной финансовой помощи для того, чтобы избежать банкротства, был чуть ли не послан "к черту". Обескровленный и опустошенный городским насилием, Нью-Йорк стремительно терял свое население: с почти 8 миллионов в 1970г. число его жителей уменьшилось до 7,1 миллионов в 1980г. "Бронк горел, Бруклин тоже находился в плачевном состоянии. К счастью, иммигранты компенсировали отток белой части средних слоев населения и воссоздали эти оставленные территории. И город словно ожил. В 2000 г. мы снова поднялись до 8 миллионов».
Другим промышленным городам на Северо-Востоке страны не так повезло. За тот же период количество населения в Детройте, Балтиморе и Кливленде стало неумолимо снижаться. Недавняя перепись населения подтверждает объем/масштаб перемен, произошедших за последние сорок лет. В период между 1970 и 2010 годами, доля неиспаноязычных белых резко упала с 63% до 33%, в то время как доля жителей Нью-Йорка, родившихся за границей, увеличилась в два раза - до 37%. В абсолютных цифрах, число вновь прибывших в Нью-Йорк иностранцев в настоящее время составляет порядка 3млн. человек. "Это больше, чем весь город Чикаго!", радостно констатирует Сальво. Другим показательным моментом является имеющееся в городе разнообразие населения иностранного происхождения, которое по своему количеству несравнимо с показателями такового в других городах США. "Когда вы смотрите на другие города с высокой иммиграцией, вы видите, что, как правило, в таких городах чрезмерно представлены отдельные национальности, например, мексиканцы в Хьюстоне или кубинцы в Майами. В Нью-Йорке, если рассматривать его среди других мегаполисов, входящих в первую десятку главных городов Америки, проживает только половина всех иммигрантов".
3
Примечание к фото: Некогда оплот еврейского населения, Бруклина сегодня весьма разнообразен. В Брайтон Бич иммигранты из Восточной Европы понемногу уступают свое первенство вновь прибывшим иностранцам.


В процессе каждой новой переписи выявляет множество ранее неучтенных иммигрантов. Согласно последним данным, число иммигрантов, приехавших из Бангладеша, арабских государств, части Африки, находящейся к югу от Сахары, и бывшей Югославии быстро увеличивается. "Недаром Нью-Йорк получил называют тигелем, «плавильным котлом» (прим. - место смешения различных элементов, различных народов). Наши районы становятся все более разнообразными. Сегодня половина из них больше уже не имеет какой-либо доминирующей группы". Будучи ребенком иммигрантов, Джозеф Сальво вырос в итальянском анклаве в Бронксе. Родом из Салерно, его мать в возрасте 2-х лет пересекла Атлантический океан на борту корабля «Вудро Вильсон», а затем в 1940 году увлеклась молодым неаполитанским фермером, с которым впоследствии стала вести переписку.
В то время в Америке не было военных госпиталей и ее вынужденно выслали на Кубу, где через месяц она вышла замуж за моего отца. "Моего отца, который нигде не учился, наняли, чтобы разгрузить бананы в порту Нью-Йорка. Вначале грузчик, затем не квалифицированный рабочий, затем столяр-краснодеревщик, и, наконец, глава малого строительного предприятия... он все время работал. Когда я учился в средней школе, он взял меня на свою стройку и сказал: «Если ты не пойдешь в школу, именно это ждет тебя в будущем". У него была только одна цель, чтобы его сын получил высшее образование. "Страсть к числам и населению/людям привела Иосифа Сальво в область/сферу демографии. В университете Фордхэм, он посвятил свою докторскую диссертацию теме миграции пуэрториканцев в Соединенные Штаты. Кстати, он совсем забыл итальянский, на котором так хорошо говорил в детстве.

4

Примечание к фото: За сорок лет, доля неиспанских белых в Нью-Йорке увеличилась с 63 % до 33%. На фото: Бруклин. район г.Нью-Йорка.


Миграционные потоки сменяют друг друга, однако судьбы таких людей неизменны. Сегодня как вчера, мигранты трудятся для того, чтобы гарантировать лучшее будущее своим детям. "Они выбирают Нью-Йорк, так как его экономика предлагает широкий спектр возможностей на всех уровнях квалификации. Доля приезжих составляет 43 % рабочего класса города, которые работают на более половины его мелких и средних предприятий. Норма их трудовой активности превосходит средние показатели коренного населения Нью-Йорка". Взбираясь вверх по социальной лестнице, они редко имеют возможность улучшить свой английский: 24% жителей Нью-Йорка не говорят на нем свободно. Тем не менее, город приспосабливается к этим условиям. С 2008г. различные муниципальные агентства систематически предлагают собеседников-носителей английского языка и сборник установленных форм и образцов документов на испанском, китайском, русском, арабском, корейском и гаитянском креольском языках (если вы говорите только на тагальском или урду, переводчики предоставляются по запросу). Одно из этих агентств, управление по делам иммиграции, преследует единственную цель - информирование мигрантов об их правах и доступных для них услугах. «Город прилагает все усилия, чтобы побудить их в полной мере участвовать в общественной и экономической жизни. Мы хотим, чтобы они платили налоги, создавали свои компании, получали гражданство».
Больше половины жителей Нью-Йорка иностранного происхождения уже получили гражданство Америки. Когда Конгресс, под влиянием президента Обамы, проводит историческую реформу, стремящуюся легализовать положение 11 миллионов иммигрантов, проживающих в США без документов, Нью-Йорк легко видит/прелагает себя в качестве модели/примера для остальной Америки. «Мишель Блумберг - первый мэр который был вовлечен в национальные дебаты по вопросу иммиграции», комментирует демограф, который информирует своего руководителя по статистике, всякий раз, как тот едет в Вашингтон с докладом по вопросам иностранцев. «Может ли метрополия с численностью порядка 3 миллионов иммигрантов служить примером для столиц "Старой Европы?», улыбается Жозеф Сальво. "Никто не любит получать уроки американцев, особенно французы". Однако случается, что иногда на конференциях в Европе его просили раскрыть тайны «нью-йоркского котла». «Все просто: надо принимать и помогать иммигрантам, поскольку только при таком условии их дети смогут добиться успеха".
Под влиянием коммунитаризма (примечание: коммунитаризм – пропаганда социального порядка, в котором индивидов объединяют общие ценности, способствующие развитию общинных связей), столь критикуемого во Франции, фольклор бесчисленных этнических анклавов г.Нью-Йорка играет серьезную роль. По мнению Иосифа Сальво, Маленькая Одесса в Бруклине или Чайнатаун в Манхэттене имеют важное значение для процесса ассимиляции. "Эти районы являются своеобразным «окном» в американскую нацию, «безопасной средой», которая позволяет мигрантам говорить на их языке и пользоваться плодами солидарности своих соотечественников. Исламские культурные центры и индуистские храмы выполняют ту же функцию, что и церкви итальянский в прошлом. Новируется население, но не рычаги интеграции». Опыт показывает, что эти анклавы никогда не выживут в случае прекращения потоков, благодаря которым они населили ту или иную территорию.
Маленький Египет, где Иосиф Сальво так любит немного прогуляться, ранее был Маленькими Афинами: в 1960 году Квинс приютил у себя крупнейшую греческую диаспору в мире. В окрестностях Бенсонхёрста, в Бруклине, итальянцы оставили незаселенной огромную территорию, которая поглотилась китайцами и украинцами. Что касается детей русских эмигрантов, теперь они покинули Брайтон-Бич, чтобы жить в пригороде Нью-Джерси, уступив свое место вновь прибывшим жителям Бангладеша. И кто может сказать, кем польский Гринпойнт (Greenpoint) будет заменен? "Это предугадать просто невозможно", сказал демограф.

Автор статьи: Стефани Чайет (Stéphanie Chayet)
Ссылка на статью на сайте: http://www.lemonde.fr/style/article/2013/05/10/united-colors-of-new-york_3174360_1575563.html

Статья опубликована на сайте французской газеты «Ль Монд» («Le monde»)
Дата публикации: 10.05.2013 в 11:38
Перевод статьи выполнила: член СМА, адвокат Кудрявцева Н.Г.

Новость добавлена: 31.05.2013 Комментариев: 0

Оставить заявку на мероприятие

(заявка будет отправлена организаторам мероприятия)

Комментарии к этой новости

(комментарий будет добавлен на эту страницу)